Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Среда, 23.01.2019, 02:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Литературный журнал "РЕНЕССАНС"
Главная | Регистрация | Вход
Новые имена - 2014


№4 - 2014

Людмила Кравченко

ВОЛІ! 

Волі хочу, хоч один ковток,
Щоб у неба височінь піднятись.
І снаги — з болота- на місток,
Щоб здолати осоружні грати.

У рутині- плісняві тону,
Рве байдужість клоччями і душить,
А багнюка тягне в глибину.
Вибираюсь. Вибралась на сушу.

По життю біжу тяжкий свій крос,
І кричу у мовчазнім надриві.
Кидаю у Всесвіт спрагле “SOS”.
Доля - річечка така примхлива...

Ніч прогнав бадьорий пісні спів,
На ставочку — дикі каченята.
Купол зоряний неначе зтлів.
Ось і ти вже, материнська хата.

А. Луганов

*   *   *
Давай поговорим о жизни, 
Быть может, это прозвучит, 
Как реквием былой Отчизне, 
А может, душу облегчит.

Как рано повзрослев в те годы, 
В разрушенной войной стране 
Шли восстанавливать заводы. 
Забыв об отдыхе и сне.

Как мы держались друг за друга, 
И ты мне был почти как брат, 
И нас ценили по заслугам, 
А не за купленный мандат

Не знали слова мы «бездомный» 
В той затерявшейся стране, 
Возможно, был достаток скромный, 
А что сейчас, скажи-ка мне?

Иной уклад, иные нравы, 
А, в общем, стало как тогда, 
Лишь вместо Батыя оравы - 
Пришла чиновников орда.

Презрев мораль, отвергнув Бога, 
Людей «разводят», как котят, 
А делать ничего не могут, 
Не могут, да и не хотят.

Вещали: «Все для человека, 
В Европу мы откроем дверь!» 
Прошло почти что четверть века, 
И что имеем мы теперь?

Коррупционные скандалы, 
Как будто варвары, вандалы 
Пришли все грабить и крушить. 
Как с этим нам в Европе жить?


Николай Милаш

ПРИЕМСТВЕННОСТЬ

Когда нас отвели на пополненье, 
Чтоб поостыли люди и броня, 
Я о друзьях сложил стихотворенье. 
Как слушали товарищи меня!

Я понимал стихов несовершенство, 
Но как звали они на подвиги, вперед! 
С какою верой, пылом и блаженством 
Внимал чумазый фронтовой народ!

В них было столько и огня, и силы! 
Теперь мне в жизнь таких не написать. 
Так что ж мы нынче, вроде б поостыли? 
Ведь нам и нынче есть о чем сказать.

...Вот мчится танк по пыльной «директрисе».
Снаряды точно метят в цель огня. 
Боец и нынче ту же искру высек, 
Что в бой бросала юного меня.

Так что же я о том стихотвореньи? –
Приемственность присяге налицо. 
Мы в тех боях лепили вдохновенно 
Сегодняшних защитников – бойцов.

Т. Костикова

ПАМЯТИ ДЕКАБРИСТОВ

Тульчин, Тульчин...
                 Легенда края.
Заря, взошедшая навек. 
Вспорхнула здесь мечта святая, 
Шагнул в бессмертье человек.

Полозьев скрип...
                       Несется тройка. 
Алмазной пылью снег блестит. 
Ямщик покрикивает бойко, 
И мысль безумная шалит.

Пусть горизонт еще неясен, 
Лежат пространства широко; 
Стремленья путь,
                   Он есть прекрасен, 
И в счастье верится легко

И зреет песня.
                    Песня зреет!
И сердце чувствовать велит. 
А дух вовеки не стареет, 
К высотам новым он летит.

Здесь Пестель собирал дружины, 
Роптали царские полки... 
С надеждой светлою дружили, 
Презрев условностей силки.

А во дворцах гремели залы. 
Мазурка, вальсы и гавот... 
И где-то славились воксалы*)... 
А время ускоряло ход.

Все ближе, ближе выступленье, 
Ряды сомкнутые бойцов... 
И крики женщин в исступленьи, 
Богинь головки без венцов.

Нет!
     Не дано предвидеть долю. 
Но избран с твердостию путь.
Что принесет он?
                      Плен иль волю? 
Но нам с дороги не свернуть!

Сергей Ильин

УКРАИНЕ

Мы приобщаемся к вандалам.
Отверженного мира часть.
Скажи, страна, зачем дала нам
Преступную такую власть?

Когда встряхнешь, с колен вставая, 
Всю тяжесть жгучую оков? 
Тебя (их время!) распинает 
Горсть проходимцев и делков.

Когда, и навсегда, избавят, 
Устав от своего вранья, 
Насытятся, тебя оставят 
В покое стаи воронья?

Когда сметет волны народной 
Гнев – нечисть, как девятый вал?
Вздохнешь ли ты когда свободно
От обнаглевших приживал?

Кричат тебе сегодня: «Слава!».
Но, ты не верь… не тешься ей.
Поверь, попала в сети правых,     ,
Нечистых на руку людей!
    
Идет в безумье брат на брата, 
Идее преданный пустой.
Чужой нацсимвол – знак заката, 
Поднять всё тщатся над тобой…

Юрий Афанасьев

*   *   *

Забавно так сосредоточены 
Из кубиков возводят нечто –
Сыночки славные и доченьки 
Игрушечную строят вечность.

Мы улыбаемся умильно
Неловкой тщетности их дел,
Не замечая инфантильно,
Что также мал и наш удел.

И небеса, на нас взирая, 
Уже смеются неприкрыто –
Мы так серьезно в жизнь играем, 
А смысл – разбитое корыто.

№3 - 2014

Аксинія Ільницька

ЗГАРИЩЕ

Ти бачив згарище?
Картина ця сумна –
Стоїть напівзруйнована
Обвуглена стіна –
А в ній дірки,
Там мабуть були вікна,
Йдеш по ньому –
Вже в нім життя нема – 
Все спалене, спотворене і чорне…
І залишки дерев
У небо простяга
Змертвілі руки.
Впізнав?
Не впізнаєш?
Та це моя душа
Тобою спалена.
P.S.
Я знаю – згарища не любиш ти,
Не любиш ти на згарища приходить.
Ти любиш тільки те,
Коли навколо все горить.
Що потім –
То тебе вже не обходить!

Мирослава

*   *   *
На перепутьи всех времен,
Воздав все должное мундиру,
Откроем памятник имён,
Иную суть явивших миру –
Построим арку тишины,
За ней оставив вкус Победы,
Что с кубком празднует беседу,
Обвившись лентой  вкруг войны.
На перепутье всех времен
Оставим все, что крови близко,
Вселенский страх, безумный стон
И непреклонность обелисков.

Д. Санников

*   *   *
Я  до  смешного  мал  и  бесконечно  беден,
Придуман  кем-то  и  почти  незрим.
В  пространстве  и  во  времени  потерян
И  с  вечностью  я несоизмерим.

Моя  веселая,  наивная  беспечность!
Обрывки  сновидений – жизнь  моя!
Могу  понять  я,  что  такое  “Вечность”,  
Но  не  понять  мне,  что  такое  “Я”!

*   *   *
Любить не можем научиться,
Не можем и добрее стать.
Кого просить? Кому молиться,
Чтоб перестали убивать?!
Летает тихий и несмелый ,
От ужаса почти больной,
Святого Духа голубь белый
Над окровавленной землей.
    
Александр Конопля

*   *   *
 Разрывают мою Украину,
Христианский, великий народ.
Укрывает нетающий иней
Полосу окаянных невзгод.
 
Мне родные до каждого вздоха
Мудрый Харьков и сказочный Львов.
Слышу сердцем, как Родине плохо
От незримых, кровавых оков.
 
Помолюсь я Небесной Царице.
Белоснежным умоюсь снежком...
Утонула в Майдане столица,
И беда постучалась в наш дом!
        
Олег Добродеев

*   *   *
"Згадай війну...Ту грізну зруху днів. 
Згадай полеглих,що пішли за волю... 
А ти живий! Всі світять ліхтарі!
І сам собі, руйнуєш долю...

Там всі Були – Росія, Україна. Всі свої!
А зараз що? Розплющ ти очі знову!
У тебе все... Озера, гори і гаї...
Навіщо ж ти, руйнуєш собі долю?!  

Навіщо братовбивча ця війна?!
Навіщо смерті молодих без перебору...
Ти маєш все...Подвір'я"я і моря.
Залишилось знайти лиш тільки волю"

*   *   *
"Ти знай одне! Велика мова!
І від Камчатки,до Карпат!
Я прошу, брате! Стримай слова!
Ми ж всі боролись, у наш час... 

Ти є безкрайня, я – чудова!
Не поділили ми лиш слова...
І хто-зна, що покаже час...
Лиш сам Господь врятує нас!»


Людмила Затовская

*   *    *
Великие соблазны, 
Слепые упованья, 
Желанья безотказны, 
Благие обещанья.

И призрачны надежды, 
Сомнительны успехи, 
Изношены одежды, 
Непройденные вехи.

Обманутые чувства, 
Фантазий фейерверки. 
Внеплановые буйства 
В закрытой табакерке.

Отвергнутые цели,
Отмеченные дали. 
Несчастными — не смели, 
Счастливыми — не дали.

Не высказаны мысли, 
Пропущены все такты. 
Вопросами повисли 
Несбывшиеся факты.

Издерганные нервы, 
Затравленные души, 
Непринятые жертвы, 
Разбитые баклуши.

Не выплаканы слезы 
И непонятны вздохи. 
Нетронутой мимозы 
Непрожитые крохи.

Светлана Тараненко

                                              
НА ПОРОГЕ ТРЕВОЖНОЙ ВЕСНЫ

В мятежные дни страны

Я  не  пишу  ни  о  весне,
И  не пишу я о Природе.
Хожу  я часто как во сне –
И боль тревожит: о народе.

Хочу сказать: неважно мне,
Кому  одет венок лавровый.
Кто  утопает  в золоте, вине,
Какой  там «уряд»… – новый.

Тревожит  путь: каким идти?
И  правды  суть: где нам найти?
И с кем дружить? И как нам жить?
«Царю»  какому  нам  служить?

Провластный, яростный психоз,
Борьба за место  у «корыта»,
Убийств невинных и грабёж –
Вот она… царственная свита.

И голову нагнул народ, 
Обманутый  в  неволе.
Какой же нужен сотый год,
Чтобы достичь желанной воли.

 

№2 - 2014

Евгения Годенкова

МЫ СТАЛИ ЛЕНИВЫМИ

Мы стали ленивыми очень!
Боимся сказать – и молчим.
И жизнь наша вся, между прочим,
В рутине проблем и причин.
Попытки кончаются страхом
И ленью… Сегодня, сейчас.
Решенья бросаем на плаху –
Пусть кто-то решает за нас.
Не верим ни в Завтра, ни в «после»!
Мечтаем о прошлом Вчера!
Боимся проспать, ведь так просто
Остаться без кофе с утра!
Печально! Ведь МОЖЕМ иначе!
И жить можем «Здесь и Сейчас»!
Не прятать глаза можем!
Прячем…
От таких же… опущенных… глаз.

Николай Пащенко
СВОБОДА И ХЛЕБ

Хотели хлеба и свободы.
Свободу выбрали. Смела
Она стесненья. Но народу
Свобода хлеба не дала, –
Права лишь. И через полгода
Народ от ярости ослеп.
Он закричал: – «Пускай свободы
Не будет, но пусть будет хлеб!»
И выбрали тирана (мёдом
Посул он всем затёр глаза).
Теперь ни хлеба, ни свободы.
И выбирать уже нельзя.

Василий Сычевский
* * *

Мы простые солдаты, о нас не узнают,
Не напишут в газетах, медаль не вручат.
Мы из тех, кто в боях на полях умирают.
Не увидим родных, не понянчим внучат.
Мы, оставшись одни, без отцов-командиров,
Рядовые пехоты, не отступим назад.
Мы испортим немало фашистских мундиров,
Только бомбёжек выдержать ад.
А когда, расстреляв все запасы патронов,
Мы штыки к карабинам и винтовкам примкнём.
Мы в атаку пойдём без криков, без стонов,
Под разрывами пуль, под смертельным огнём.
Ну а те, кто дойдёт до окопов немецких,
В рукопашном, как в танце, будут кружить.
Танец страшный. Сплеча. Горячо. По-советски.
Умирать не хотелось. Нам хотелось пожить.
Похоронит в земле, повзрослевший парнишка.
Он один уцелеет. Он погибнет потом.
Будет кровью залита солдатская книжка
И могилку за лесом накроет кустом.
Никогда нашим жёнам не видать похоронок.
Наши мамы могил никогда не найдут.
Может, рядом в селе семь красивых девчонок
В честь погибших печальную песнь заведут.

А. Страшун
* * *

Страшно, когда боятся слово сказать,
Когда видят все и все молчат.
Когда душа зарастает мхом
И юный мозг скован вечным льдом.
Когда сирот полна страна.
И слепая старуха осталась одна,
Когда поезд с рельс сошел,
И пьяный отец домой не пришел.
Страшно, когда равенство в нищете
И громкий лозунг на красном щите.
Когда разоренье гнездовий труда
И многоликое ложное «Да».
Когда полужизнью люди живут.
И неродившиеся тихо мрут.
Когда горький дым вокруг
И несчастий замкнутый круг.
Когда ложь и порок идут в наступленье,
Страшно за землю свою и все поколенье.

Александр Семыкин
МЛАДШИЙ

Что ты, куда ты?! Одумайся, младший брат!
Мир за окошком оскалился, словно хищник.
В пыльной коробке, где нас уложили в ряд,
Свет абсолютно лишний.
Только представь, что тебе предстоит пройти,
Вдруг пропадёшь или заживо будешь съеден…
Братик наш маленький, из двадцати пяти
Ты был отлит последним.
Олово – мягкий металл, так откуда взял
Ты эту храбрость, отвагу, упорство, стойкость?
Дух безрассудства нас всех за собою звал,
Но не ушло нисколько.
На подоконнике лишь обернись на миг,
Брат наш любимый, не терпящий лжи и фальши.
Был ты один одноногим из всей семьи,
Ну, а шагнул всех дальше…

 

№1 - 2014

Владимир Попович
ОБЫВАТЕЛИ

Судьба зарвавшихся героев
С мечтами превращает в прах.
Мы разрушаем, не построив,
И созидаем второпях;
Мы переменчивы в надеждах
И опрометчивы в словах,
И в нас, бесчувственных невеждах,
Порыв любви рождает страх.
На цель настроившись поддельно,
В бесценных днях не ищем прок
И прожигаем самоцельно
Бесславных лет короткий срок.
Узрев завистливо-цинично
Усилий ближнего исток,
Спешим пролить туда привычно
Сомненья глупого поток.
Давно смирясь с названьем «массы»,
Мы обнищали. И когда
Стоим растерянно у кассы,
Уже уходят поезда…
Нас подгоняет то и дело
Времен скупая череда.
Живем бездарно и несмело,
Стремясь неведомо куда!


Василий Ростовский
* * *
Терзает ночь грохочущий состав,
На стыках рельс отметившись с прижимом,
Страницы жизни недопетых глав,
Написанные кровью, как курсивом.
Перебирая тусклость фонарей
Скупых вокзалов, бледных полустанков,
Сочувствия искали средь людей
Глаза и души бедных арестантов.
Как дерево, что вырвано волной
С родной земли – уносит в неизвестность,
На очереди – лагерный конвой
И… звёзд далёких вышитая вечность...
Каким же долгим был обратный путь,
Через года, лишения и холод,
Воспоминанья болью давят грудь
И, кажется, что не был вовсе молод.
Собачий лай, колючка, окрик «Стой!»
Навечно поселились в подсознанье,
А сколько их осталось за чертой,
Безвинных душ, не вынесших страданья.
"Кремлёвский горец" - бог был и кумир,
И душегуб, что проклятый навеки,
Желая под себя подмять весь мир -
За этим он не видел человека.

Полина Асоянц
* * *
Пережить эту серую осень
Можно только под знаком Тебя,
Ветер листья над городом носит,
Капли клювами землю долбят.
В целом мире нет места надежде,
Нет просвета в мирской суете,
И гармонии нет, той, что прежде:
Всё не так, всё не то, все не те...
Хоть на миг показалась бы просинь...
Нет тебя, и зови не зови,
Пережить эту серую осень
Можно только под знаком Любви.

* * *
То позади, то впереди,
То отстаёт, то обгоняет...
Строка, что рвётся из груди,
Мудрее автора бывает.
Решаю что-то я в стихах,
Перехожу на "ты" порою,
И отлетает шелуха,
И истины от вас не скрою.
На слове вновь себя ловлю,
Шепчу о чём-то виновато...
О том, что я тебя люблю,
В своих стихах прочту когда-то.

Богдан Дремлюга
* * *
Когда-то в детстве маленький слонёнок
Пленён бездушным человеком был,
И по спине прошёлся ятаган калёный
Так, что детёныш криком боли взвыл.
И после этого его пригнали
На ярмарку, где властвует толпа,
Шнуром шелковым крепким привязали,
Чтоб люди насладились им сполна.
Слонёнок вырывался поначалу,
Но шнур тот крепкий разорвать не смог,
Попытки бросил он, не замечая,
Как из слонёнка стал большим слоном.
Теперь слону уж ничего не стоит
Тот тонкий шнур шелковый разорвать,
Но в детстве он не смог порвать «оковы»,
А значит и теперь не станет убегать.
На рынке, возвышаясь над толпою,
Теперь громадный серый слон стоит,
Привязан тонкой нитью шелковою,
И сам себя не может победить.

Наталия Сидоренко
МОЛИТВА НА ДВОИХ

Сирый эфир снова жалок,
словно с монеткой душа.
Помню – я жизнь обожала,
но от клыков не ушла…
Мир… На Руси боль, тем паче…
Кажется: кладбище дней,
скорбью слов радио плачет,
но истекает моей.
Фраза, текущая фраза…
Взрыв изойдёт от Чечни,
если дойдёт до приказа
или коснутся чеки…
Если творить не бездарно,
должен закончиться страх?..
Вытри слезу православной
без промедленья, Аллах!
Страны, молитвы и бойни…
Господи, дай жить мечте,
где не враги колокольни
и не убийца мечеть!
Враг, возлюби!.. Нет же, страсти…
Порознь уроки Твои…
Верю, что нет разногласий
в школе молитв на двоих,
где Иисус с Магометом
выведут: «Многие лета....»
Многие, многие, многие!..
Что ж мы и с Богом убогие?..

 


Copyright MyCorp © 2019