Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Среда, 23.01.2019, 02:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Литературный журнал "РЕНЕССАНС"
Главная | Регистрация | Вход
Современная поэзия 2012


СОВРЕМЕННАЯ ПОЭЗИЯ 2012

№1, 2012

Евгений Евтушенко

РАЗГОВОР С УБРАННЫМ ПАМЯТНИКОМ
   
Больше нету
             статуи Горького у Белорусского,
Когда его выдворяли,
                     ему чуть не отбили нос.
Из-за этого памятника,
                  видимо, было узко,
не очень читающему капитализму.
                            Вот он его и снёс.
А на Капри всё-таки держатся
             на трёх виллах мемориальные доски,
где он жил,
    певец пролетариев и бродяг,
никогда своих глаз сердобольных
                    не вытиравший досуха,
но любивший под солнцем Италии
                      чуть поваляться врастяг.
На страницах российской истории
        не высыхали кровавые капли,
и, в начале двадцатого века 
               готовя России обвал,
диссидент с привилегией
             проживать то в Женеве, а то на Капри,
Ленин
   в «ереси капринской»Горького обвинял.

Обвинял его
в слишком большом преклонении
                               перед вечностью,
    в недостаточно классовом,
                   также партийном чутье,
    в недостаточной ненависти,
              в слишком уж человечности,
       даже в ношении слишком
                         буржуазного канотье.
Я был с детства влюблённым
    и в Ленина,
                  и в революцию –
    © Е.Евтушенко, 2012
    Дульцинею Тобосскую всех пионеров,
                         предавшую нашу любовь,
    но её с каждым годом
                  всё больше и больше
                                      разлюбливаю,
    ибо, нам обещая свободу,
           она  расплодила рабов,

Превратился вернувшийся Горький
                 в невольника загнанного
    на крови восходивших колхозов,
                                      заводов, плотин,
    и, сыграв с его именем злую шутку,
                     сослали именно в Горький
                                                     Сахарова,
    человека того,
                 кто российскую совесть
                                в себе воплотил.
Горький – классик,
    Однако, как совесть России,
               полностью не получившийся,
  потому что себя от объятий тирана не спас.
Невозможно быть совести получистенькой.
    Нас покинет талант
         если совесть покинула нас.
    Алексей Максимыч,
              я презираю всех тех, кто Вас презирает.
    Я рыдаю над Вашей бабушкой,
        над подставляющим руку за Вас Цыганком.

Только поосторожней с политикой,
                        если к расправам она призывает.
Есть спасение лишь в милосердьи,
                          а больше ни в чём
                                                   и ни в ком.

Потому ещё я в человечестве не разуверился,
    что не верю я в догмы бессмертия зла.
Загорелые,
    как воплощённые капринско-русские ереси,
   наши дети ныряют со скал.
        Им Италия Капри спасла.

                     ***
Алла Потапова

С СОБОЙ НАЕДИНЕ


Не утони в бессмысленных
                                          шумах.
Как ряженые бродят
                             комплименты.
Но это – лишь отдельные моменты,
И не соврал про шапку Мономах.
Порой один на целый белый свет,
Хотя твердишь себе, что люди – 
                                                       братья.
Ты любишь всех?
И ты готов
К  распятью?
– Я не готов, о Господи, о нет!!
Отдать себя
За бедных, нищих, сирых –
У Бога только мужества хватило.
У Бога лишь!
Не лги себе. Не льсти.
О Господи,
Нам суетность  прости!
Не утонуть бы
В суетных шумах...

    ***

Инна Богачинская

МОЛИТВА МАТЕРЕЙ


Молитесь за детей. Послушных и строптивых.
Ведь нашу жизнь они наполнили своей.
Не создано ещё значительней мотива,
Чем монолитная молитва матерей.

О Господи, прости в них наши отклоненья –
Разомкнутость души. И замкнутость углов.
И хоть они для нас по жизни – оппоненты,
Мы просим, чтоб не нам, а им, чтоб повезло.

Чтоб не случалось им пройти огонь и воду.
Быть в рабстве у пилюль. У рюмок. У любви.
У собственных детей, что нас в тупик заводят.
Пусть и себя, и мир сумеют удивить.

Чтоб был их путь земной размашист и немерян.
Чтоб на своих ногах. И при своём уме.
Чтоб разобраться в сути бытия сумели.
И поняли – уметь достойней, чем иметь.

Не ждите от детей с собой единых действий.
Хоть выходцы они из наших кровных недр.
Всё так, как быть должно.
                   Всё к лучшему.
                                  Надейтесь!
Компьютерных программ для материнства нет.

Понять бы, что они – свободная стихия,
Отдельная от наших страхов и надежд.
Мы сами ведь творили выходки лихие,
Что каждый нерв у наших мам балдел.

Кто бросил вас, кто предал – и за тех молитесь.
Нам курс «священной боли» звёзды взять велят.
Увы, преподают его родные лица.
Ведь дети – посланные нам учителя.

              ***

Владимир Бояринов

ДАМА-ПИК


Едва забудусь я на миг
В отеле или за сараем,
Ко мне приходит Дама-пик
И говорит: «Ну что, сыграем?»

Я окружён, я взят в кольцо!
Степными балками, низами
Мне не уйти! Её лицо
Всю ночь стоит перед глазами!

Куда бы я ни убегал,
Мне не уйти от смертной драмы!
Простите, я не убивал,
Не убивал несчастной Дамы!

Я не игрок! Я не был пьян!
Я злые помыслы оставил!
Вчера купил себе баян
И в песне бабушку прославил!

Не я разваливал Союз,
Не я оплакиваю горько.
Не я – бубновой масти туз!
Не я – козырная шестёрка!

Не надо всем сходить с ума,
Когда воочию увидишь:
Жизнь – ясно дело – не тюрьма,
Но из неё живым не выйдешь.

             ***


№ 2, 2012

Евгений Евтушенко


РЕБЕНОК ЛЮБВИ

Жене Евтушенко – младшему

Я ребенок любви.
                       Меня вышептали,
                                             меня выцеловали,
у друг друга из кожи
                        ногтями горячечно выцарапали.
Меня выбормотали,
                              меня выдышали.
У влюбленных в постели
                           фантазия выше Дали.
Меня страстью построили,
                           нежностью вылепили,
ибо не отлюбили друг друга,
                                                не вылюбили.
Меня выходили,
                            меня выласкали,
чтоб я не погиб
                 в своей первой рискованной вылазке.
И как живчик-счастливчик, ворвался я в мать,
                                                     по дороге утратив
миллионы погибших и жизнь уступивших
                                                              мне братьев.
Я – единственный памятник им,
                                     и любви Александра и Зины.
Невозможно мне быть неживым.
Не любить никого – для меня это просто
                                                             невообразимо.
Человечество делится, как ты его не клейми,
на детей любви и детей нелюбви.
Дети пьянок, насилий
                                 и совокупительной полуапатии
невиновны ни в чем.
                       Ты сними с них, природа, проклятие.
«Пап, кто Бог черепах?»,
                             «Пап, куда Атлантида исчезла?»,
«Пап, а дядя Булат – где сейчас?»,
                  «Пап, а смерть – это, правда, нечестно?»,
«Пап, а маму ты любишь?» – мой сын, мой двойник
изнуряюще «папничает» –
мой ребенок любви,
       мой, по росту меня догоняющий «памятничек».
Я был вспышкой двух душ,
                      ставших телом одним на мгновенье.
Всем, не знавшим любви,
 я хочу подарить – ну хоть маленькое полюбвение!
Я – ребенок любви,
                    и за это мне завистью многие платят.
А любви, даже если она и одна,
                                                      На Россию
и все человечество хватит.

Москва – США

                     ***

Юлия Колесникова

ОБРАЩЕНИЕ К БОГУ


Дай силы мне, Бог, добраться до Конца!
(Дорога вся ухабами разбита).
Лежит мой путь от дедова крыльца
В Небытие, где нет ни лжи, ни быта,
Где нет любви, предательства, страстей,
Интриг, вражды, болезней, суесловья,
Где нет христопродавцев всех мастей
И где равны во Благе все сословья;
Где матери не плачут по ночам
И не стареют их до срока лица,
Где люди жизнь бесцельно не влачат,
Однажды не поймав своей Жар-Птицы.
Благодарю, мой Бог, за Благодать,
Ниспосланную мне Тобой на старте:
Любимую работу, сына, мать
И Родину, которой нет на карте.
…Отец сложил головушку в бою,
В могилу мама отошла до срока,
Отчизну ненаглядную мою
Настигли стрелы дьявольского рока.
Перо – опора некогда моя –
Ржавеет, позабытое, в пенале. –
Залетной стае хищного ворья
Служить я захочу уже едва ли!
Друзья (кто в лес – набрали в рот воды,
кто по дрова – ведь газ не по карману),
Сошли на нет, почуяв нелады…
Я – не судья.
                         Но снова соль на рану!
«И в детях счастья нет…» – слова певца
(А ведь считал, что дело наше прочно!).
…Дай сил мне, Бог, добраться до Конца!
Баз пересадки.
                          Адрес знаю точно.

                        ***

УЖЕ ПРОПЕЛИ ТРЕТЬИ ПЕТУХИ

Уже пропели третьи петухи
Над Украиной, нищей и раздетой,
И нечисть помаранчевой трухи
Попятилась,  как ночь перед рассветом,

Попятилась... Но всё ещё сильны
Те, кого ложь и злоба породили,
Ещё идут по Киеву они
В бандеровских оплёванных мундирах.

Ещё хватает чёрных каблуков
По светлой нашей памяти топтаться,
А имена мазеп и кравчуков
Ещё хотят запрыгнуть в наши святцы.

Ещё полно оранжевых когтей,
Готовых изорвать наш стяг Победы,
Ещё в пещерной дикости своей
Костят язык великого соседа.

Ещё, ещё… Пока ещё темно,
И петухи пропели только-только,
Но день придёт. Ведь так заведено.
Я вглядываюсь в небо на востоке.
п. Балабино
   
                 ***

Светлана Соложенкина

Доныне сердце не оттаяло,
жизнь неуютна до сих пор –
все это видела Цветаева:
домишко, старенький забор,
реки сверкающее лезвие,
как вены, темно-синий лес...
Все то земное, что поэзия
превозносила до небес,
все потаенное, смертельное,
что с юных лет ее влекло...
Душа казалась глыбой цельною,
была же хрупкой, как стекло.
Отчаянье – стихия русская
как Вечность, Кама глубока,
на косогоре тропка узкая
тесней игольного ушка.
Не покидает ощущение
неумолимой воли злой:
куда ни глянь – дорог скрещения
заканчивались петлей.
Ушла. Могилы не оставила.
Куда? Гадаем до сих пор...
Все это видела Цветаева:
домишко, старенький забор.

                ***
Была сестра Цветаевой жива –
и много лет нас это чувство грело.
Казалась глубже неба синева,
рябина ярче осенью горела.
Жила Анастасия за двоих –
и за себя, и за сестру Марину.
Ни перед кем она не гнула спину,
и нрав ее был неприступно-тих.
К заутрене ходила, но в душе
носила с юности бунтарское клише!
Вы думаете, быть в родстве с огнем
возможно, самому не обжигая?
О ней твердили: «кроткая», «святая».
Она ж снимала нимб – ну, что ей в нем?
и вешала на гвоздике в прихожей...
Она была лишь на себя похожей.
А это – трудно! Ведь ее сестра
обрушивалась, словно Ниагара,
под тысячепудовым этим даром
чужих алмазов – гасла вся игра!
Быть вечно младшей и всегда второй,
казалось, суждено Анастасии...
И все-таки свое словцо порой
она вставляла в разговор с Россией.

               ***

Андрей Линник

FORTUNAM SUAM QUISQUC PARAT


Я не хотел бы стать «слугой народа»,
Чтоб свой народ безбожно обирать.  
Капитализм. Хвалёная «свобода».
Живём вот... Неохота ж умирать!

Борьба за жизнь. Точнее, – выживанье.
«Затягиваем туже пояса».
И скоро, как баранов, на закланье
Нас поведут... Но разве же не сам

Я выбрал путь? Не лез я в депутаты
И бизнесменом не стремился стать.
Поэтов было много ли богатых?
По пальцам можно их пересчитать.

Поэт душой (простите за банальность)
Всегда богат, коль истинный поэт!
Пускай, в свою не верю гениальность,
Всё ж «без огня» – известно – «дыма нет».

Так «выше нос»! И унывать не стоит.
Свою судьбу находит каждый сам.
Конечно, быт скорей похож на стойло:
Народ ведь уподобили скотам.

Но выбор сделан. Я не жаждал власти.
И беды все с народом разделял.
Я не делил свою страну на части
И братьев «ворогами» не считал.

  «Свою судьбу каждый находит сам» (Античный афоризм)

                 ***

СКРОМНОЕ ЖЕЛАНИЕ ПОЭТА
Сонет


Зачем топтать мою родную речь,
Насильно мне навязывать чужое?!
Живу в родной стране – изгой изгоем.
Культуру, видно, ТАК! хотят сберечь.

С ТАКими не желаю больше встреч, –
Изменников почтили, как героев!..
О Господи! Неужто над страною
Опять блеснёт братоубийства меч?!

Я не кликуша, Боже упаси!
Пусть Солнце Триединое Руси
Нас озарит своим извечным светом!

Писать стихи на языке родном,
Быть дома не холопом, не рабом –
Вот скромное желание поэта.

                   ***

Эмилия Саталкина

ЛИЛИПУТЫ


Есть яды покрепче цикуты.
В итоге – предательство власти.
Убили Союз лилипуты,
Страну расчленили на части.

Сумели воткнуть изуверы
В колеса истории спицы.
Кровавой секирой Бандеры
Забрызган кордон украинцев.

Так кто же мы? Стадо баранов,
Попавшее в щупальца спрутов?
Мы жили в Стране Великанов.
Теперь мы – в краю лилипутов

                ***

Марина Препотенская

ДИАЛЕКТИКА


Вначале
Перестают мучить мировые
                                                 проблемы.
Затем,
Помахав на прощанье страницами,

Улетают в чужие края серьезные
                                                         книги.
Уходят (в себя или в прошлое?)
                                             старые друзья.
Тают розовые надежды
                                  и несбыточные мечты.
Остаешься
Среди неподвижных и прочных
                                                  вещей,
А напротив –
Немеркнущий глаз Телевизора –
Рабовладельца.

***

Євген Товстуха

Забудь мене, моя тривого,
Перетворися в сивий прах...
Та не засни, моя дорого,
Поквапсь до біса лютий жах!..

Забудь мене, розчарування,
Перетворись у небуття.
Та не забудь зачарування
У струмінь ніжного чуття.

Забудь мене, підступна зрадо,
На всі часи, до скону днів!..
Та не забудь, моя розрадо,
Моє кохання – раю снів...

Забудьтесь, люті, злі печалі,
Сніги душі, морози зла,
Займіться остобридні жалі,
Згоріть до тла, згоріть до тла!.

              ***

№ 4, 2012

Юлия Колесникова

К ФАРИСЕЯМ

                          «Есть грозный судия: он ждет…»

                                                    М.Ю. Лермонтов

О вы, твердящие о «правде и добре»,

Жующие резинки в пышных креслах,

Увязшие в неправедной игре,

Шалящие украдкой в бизнес-чреслах;

Снующие в погоне за «куском»

Наутро – в штатах, к вечеру – в европах

(По-хуторянски преданно, ползком),

Шныряющие в маркетах и шопах;

Вы, чьи ладони – сальная свеча,

Уста ядоточивы, лживы речи,

Башка – товар с заморского плеча,

А «доброта» – убийственней картечи;

Плененные фуршетной суетой,

Готовые смотаться на Канары

(А Украину – в бомжевый отстой!),

Плодящие то кризисы, то свары;

Вы, кто двулик, продажен и «раскручен»,

На чьих счетах – раскромсанная Русь,

Запомните:

                народ ваш так измучен,

Что, если грянет вдруг

                           «счастливый случай»,

Судить народ я

                         «этот»

                                  не берусь!

                      ***

Лада Федоровская

НЕ ПРОЙДЕТ!

Мы развернули лозунг, вышли наперед –

«РУССКОЕ ДВИЖЕНИЕ – НАЦИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!»

Алое полотнище у нас над головой

Реет в одиночестве — всюду цвет иной.

Нас с пригорка видно на весь окоём,

Но мы, такие храбрые, кажется, вдвоем.

Всё желто-голубое — сплошной официоз,

И знамя боевое тут будто не всерьез.

По тошному сценарию тут все идет —

Да что мы, двое, сделаем, и как он «не пройдет»?

По кругу — стаи блеклые теперешних знамен,

Стоим в кольце, открытые со всех сторон.

Но что это? За нами — плотно стал народ,

Похоже, что и вправду тут что-то не пройдет.

Бабушка в платочке, ветеран в очках,

Красотка-старшеклассница с маками в руках,

Худенький парнишка — дерзкий взгляд,

И Огонь за нами — вечен он и свят…

Ветер рвет полотнище — того и гляди

Всех нас с кручи сдует, а что впереди?

Там, где, как когда-то, крут откос,

Приподнял гранату каменный матрос.

Безымянный, чудится, сделал шаг солдат —

И рука сжимает крепче автомат.

Что же, что без имени — становись вперед!

Имя нам единое — мы народ!

Что бы ни придумала власть, юля,

А под нами красная — красная земля!

Приглядись попристальней, глаза раскрой —

Из-под плит бетонных проступает кровь.

Сколько ее пролито, помнит Днепр седой —

Вновь, река славянская, раны нам омой!

Ведь сердца изранены — как дышать?

Как нам до последнего свой окоп держать?

И на зов откликнулись твердь и небосвод,

Громом докатилось — «…не про-й-дет!»

Что ж, с такой поддержкой — еще постоим,

Честь свою, как знамя, нет, не предадим.

Времена меняются — наш час грядет…

«РУССКОЕ ДВИЖЕНИЕ – РОДИНА ЗОВЕТ!»

                          ***

Анатолий Шерепицкий

 Я БРОЖУ ПО ЗЕМЛЕ

 Я брожу по земле, как безродный, –

Тяжко, грустно в родной стороне.

Никому я не нужен сегодня –

Ни Всевышнему, ни сатане.

Все давно уж во мне поистлело,

Нет ни искры живой, ни огня.

Каждый занят собой, своим делом,

Все забыли мой дом и меня.

И бреду по земле, по окружью, –

Так печально в родной стороне!

Никому я сегодня не нужен –

Ни Спасителю, ни сатане.

             ***

УМЕРЛА МОЯ МАЛАЯ РОДИНА

От поникших домов – будто зарево…

Жить здесь нет больше мочи и сил.

Ничего не осталось от Янова,

Даже озеро кто-то скупил.

Все на откуп дельцам нынче отдано,

Им-то что до народных забот?

Умерла моя малая родина,

Неужель и большая умрет?

            ***

Андрей Ковтун

 ПЕРЕБЕЖЧИКАМ

С красных полос начинаются радуги,

С красных лучей начинается день...

Что же вы красное дело обгадили,

Вы, что кормились от красных идей?

Тот каравай, что лепили все вместе мы,

Вам захотелось самим заглотать,

И очернили, и обесчестили

Цвет, что мешал вам буржуями стать.

Вы изменили ему не под пытками,

Вам не грозил у виска пистолет,

Просто вы были паскудисто-прыткими,

На барыши променяв партбилет.

Ваши отцы полегли комиссарами,

Вас защитив от фашистских орав,

Вы же могилы их обесславили,

Ложью советское все замарав...

Где они – Бульбы Тарасы отважные?

Как же нужны они в нашем краю,

Чтобы сказать перебежчику каждому:

-->


Copyright MyCorp © 2019