Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Среда, 23.01.2019, 02:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Литературный журнал "РЕНЕССАНС"
Главная | Регистрация | Вход
Педагокика


№3, 2014

Александр Костюнин

В ритме соранга

Народ без книги — толпа!

«Соранг — это праздничный ветер, который несёт людям только хорошее и счастливое. Александр Викторович, желаю, чтобы в вашей жизни, в жизни «Купели» всегда был соранг…

Без ласкового попутного ветра трудно жить на свете. Без него невозможно ни дышать полной грудью, ни любить, ни творить… А когда в природе случается ненастье, когда серые тучи надолго затягивают от края до края небосвод, художник берёт кисть и сам рисует на мрачном небе лучистое солнышко. Тогда поднимается ветер, солнечный ветер. Он крепчает, разгоняя тучи, и вальсирует с нами в вихре соранга… Но так у художника получается не сразу.

Как тяжело цветку пробиться сквозь асфальт…

Какой надрывной силой должен обладать он!

Как нестерпимо больно едва проросшему зерну, когда его поливают не чистой родниковой водой — чёрной желчью.

Как важно поддержать начинающего творца!

Мои первые шаги в творчестве

На личном примере — он весьма показательный! — хочу об этом откровенно рассказать.

………………………………………………………………………………………………………………………………….....................................................................................................................................

.....................................................................................................................................................................................................................................................................................................

Первые шаги гениев в литературу

Трудно поверить, но даже статус гения не защита от obscenus [2]. И Пушкин, и Ахматова, и Цветаева в детстве писали (по мнению близких) слабые стихи. Мать отбирала у Марины бумагу, чтобы та не имела возможности слагать рифмы. «Всё мое младенчество, — вспоминает Цветаева, — сплошной крик о белой бумаге. Почему не давали? Потому, что мать, музыкантша, хотела и меня видеть такой же. Потому что считалось (шесть лет!), что пишу плохо — “И Пушкин писал вольными размерами, но у неё же никакого размера нет!”... (мать, кроме стихов, ужасалась содержанию, почти неизменно любовному) и не давала бумаги. “Не будет бумаги, не будет писать!”»

Как вам?

Отец Анны Ахматовой, узнав про сочинительство дочери, выразил неудовольствие. Муж, поэт Николай Гумилёв, считал её стихи поначалу «очень беспомощными» и советовал заняться каким-нибудь другим видом искусства, например, танцами («Ты такая гибкая»). Вот кавалерия неслась, в столбах пыли взвиваясь.

Учитель разобрал стихотворение Шаламова по всей прозаической строгости, объясняя ему, что следует писать «Вот, в столбах пыли, взвиваясь, кавалерия неслась» — так и складнее, и правильнее с точки зрения русской грамматики. Пушкин, дескать, так бы не писал. «Я хотел сказать, — вспоминает Варлам Тихонович, — что это будут два разных стихотворения, но выразить своей мысли не мог и был посрамлен и распят. Это меня не огорчило. Я слушал рассуждения о чистоте русского языка с полным равнодушием — мне казалось, что учитель просто чего-то не понял, и быстро забыл этот разговор в школьных играх, в возне на большой перемене. Но потому, что я вспоминал этот случай много раз в течение всей моей жизни, — я думаю сейчас, что это было большой душевной травмой».

Отец Есенина категорически возражал против попыток сына жить стихами. Требовал, чтобы Сергей пошёл по его стезе в торговую лавку, имел надежный кусок хлеба. Некрасов при поступлении в университет получил тройку по российской словесности. Сент-Экзюпери срезался на вступительном экзамене в военно-морское училище, схлопотав «неуд» за сочинение. И так далее, и тому подобное, всё в том же духе…

Запомните: ни один ваш успешный шаг в творчестве не останется незамеченным, безнаказанным. Итак…

В советские времена легко отличали талант от бездарности и зло от добра… «Очень просто определить доброе дело. Пойти и попробовать его осуществить. Если очень тяжело — значит, дело хорошее. Если невозможно — значит, очень хорошее. Если начальство сразу уцепилось — иди назад. Думай, сынок, думай. Где ещё найдешь такую систему, чтоб так безошибочно определяла разумное и талантливое. Раньше это всё происходило в искусстве — не печаталось самое лучшее, причём очень точно. Литературные критики слова не успевали сказать, как КПСС, КГБ, МВД мигом определяли и то ли произведение, то ли автора конфисковывали» (Михаил Жванецкий «Добро и зло»)

Благо, всё изменилось к лучшему.

И вновь литература судит жизнь. Литература имеет на то право.

………………………………………………………………………………………………………….....................................................................................................................................................................

.......................................................................................................................................................................................................................................................................................................

Возвращаясь к конкурсу

Народ без книги — толпа.

— Без твоей? — ехидно поинтересовалась дочь, обратив внимание на эпиграф.

— Что «без моей»?

— Без твоей книги?!

Я скромно опустил глаза…

От неё мне мыслей не утаить… И от вас не хочу скрывать то, что стенает, клокочет внутри и вопиёт: «Моей!..» (Скромность — порок для автора.) Алфавит любого творца не заканчивается — начинается с буквы «я». Повторюсь, конкурс «Купель» организован именно для тех, кому буква «я» дорога. Кто ценит индивидуальность, разность в себе и других, на кого «штамповка», клоны наводят зевоту. Кому огонёк внутри себя нравится больше, чем мировой пожар. Кто смутно догадывается, что «Я» и есть Бог. И мне дорог каждый такой светлячок.

Напоследок…

Человечество ушло далеко: сверхсамолёты, корабли космические…

Но это не должно мешать ребёнку сделать из тетрадного листка самолётик свой, бумажный, хрупкий, и самому запустить.

И не только ребёнку…

Никогда никому не поздно поверить в свою крылатую мечту.

Сквозь галактики, вечность, звёздность таинственную.

Летит пусть!..

Бумажный самолётик, запущенный тобой.

 

№2, 2014

Игорь Трухин
ПОПУЛЯРНЫЕ МИФЫ ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ

Мифами прагматического обыденного сознания можно назвать те наиболее распространенные массовые представления, которые обязаны своей прочностью не их верному отражению реальности, а тому, что они порождены определенными эмоциональными запросами, а также соответствуют массовым установкам и ожиданиям. Они включают достаточно стойкие и популярные для данного времени представления и чувства, а что касается степени их истинности или оправданности, то она характеризуется самим словом «мифы». Передаваясь следующим поколениям, мифы нередко увеличивают свою устойчивость как якобы проверенные временем. В силу постоянного прогресса в постижении действительности и отбрасывания не оправдавших себя представлений, переход тех или иных убеждений в категорию мифов является таким же неизбежным явлением, как и само приобретение новых знаний. Учитывая это, можно, в целом, смотреть на мифы прошлого с философской снисходительностью, но вот для людей, живущих в определенный период, отнюдь не безразлично, является ли то или иное воззрение достаточно адекватным отражением реальности или оно относится к числу вымыслов. Нередко мифы являются не просто курьезными фактами биографии человеческого общества, а заблуждениями с серьезными негативными последствиями. Достаточно, например, вспомнить христианские мифы, вызвавшие крестовые походы и инквизицию, миф о расовом превосходстве белого населения, давший благословение работорговле, или расистский миф фашистской Германии, ставший фактической санкцией на уничтожение «расово неполноценных» народов, чтобы получить подтверждение тезиса о крайне опасных результатах воздействия подобной мифологии. В данном случае мы остановимся на некоторых популярных убеждениях и позициях современного обыденного сознания, которые могут быть причислены к мифам и которые, как представляется, помогут лучше понять природу определенных гуманитарных проблем нашего времени.


Большой параноидный миф
Выражение «Большой параноидный миф», очевидно, вызывает ассоциации с «Большим барьерным рифом», что выглядит несколько символично, поскольку этот миф действительно является весьма существенным фактором напряженности и враждебности в отношениях между людьми. Его содержание заключается в том, что агрессивность - это одно из основных человеческих качеств, что всегда существуют враги, вынашивающие злобные намерения и планы, и что всегда нужно быть готовым к отпору. Он является очевидным продуктом идеи борьбы и когнитивным родственником принципа «свои – чужие» и принципа силы.
Подобная настроенность является одним из самых заметных и устойчивых стереотипов обыденного сознания. Его корни со всей очевидностью уходят в раннюю историю человеческих представлений и реакций. Согласно анимистическим воззрениям, каждый природный предмет имел душу, и человек, используя растения и животных для своего выживания, мог ожидать мести от любого из них. В целом, проявлением враждебности был наполнен почти всякий момент существования, поскольку опасности подстерегали человека на каждом шагу. Наследием анимизма выступает то, что в нашем поведении растворен целый ряд мелких традиционных действий, имеющих характер защитных ритуалов, таких как «постучать по дереву» или «сплюнуть», из того же источника исходит вера в дурные приметы, которые якобы предупреждают о возможных неприятностях.

………………………………………………………………………………..............................................................................................................................................................................................
……………………………………………………………………………..................................................................................................................................................................................................

Похоже, что на горизонте виднеется очень перспективный в будущем объект ксенофобской установки - лица противоположного пола. Логика развивающегося феминизма в сочетании с равенством экономических и прочих возможностей (а не только равноправием), по всей вероятности ведет именно к этому. Расцвет однополой любви – один из предвестников данного явления. Несомненно то, что гуманитарный прогресс последних столетий имеет большие заслуги в преодолении наиболее грубых ксенофобских стереотипов. Важно понимать, что именно является препятствием на пути дальнейшего продвижения. Конечно, чтобы не впадать в односторонность, нужно отдавать себе отчет в том, что многие люди просто обладают трудными характерами, которые и являются существенной причиной легко возникающей недоброжелательности, но основной опорой для ксенофобских установок служат когнитивные конструкты. Как не огорчительно, но ксенофобия поддерживается таким вроде бы положительным образованием, как патриотизм. На его одной стороне медали находится любовь к своим, но на другой стороне, увы, неизбежно возникает большая или меньшая (что зависит от некоторых других факторов) неприязнь к чужим. Здесь все же есть некоторое основание для оптимизма.


МИФ О КУЛЬТУРНОЙ ДЕГРАДАЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
Еще одним интересным проявлением мифологичности обыденного сознания является  уверенность в культурной (ее еще часто ее называют духовной) деградации человеческого общества. Подобное представление выступает массовым явлением, причем знаменательно то, что оно охватывает и молодежный возраст, которому, казалось бы, должно быть присуще жизнерадостное и оптимистическое мироощущение. Еще одной очевидной предпосылкой является тысячелетиями существовавший авторитаризм семейного и общественного воспитания, в процессе которого почтение к старшим закреплялось как один из основных социальных рефлексов.

…………………………………………………………….......................................................................................................................................................................................................................
…………………………………………………………….......................................................................................................................................................................................................................

№1, 2013

И. Трухин

ЭФФЕКТ ВЛИЯНИЯ ПСИХОЛОГИИ ЭПАТАЖА.

 

 

В структуре обыденного сознания есть очень значительная по своему содержанию и влиянию сфера, которая представляет собой совокупность понятий и образов, сформированных средствами искусства, включающего и художественную литературу. Вследствие свойственной искусству эмоциональности и увлекательности данная сфера оказывает сильнейшее влияние на обыденное сознание. Именно благодаря яркости и привлекательности художественных образов многие представления морального, политического, правового, религиозного и т. д. характера, преодолевая барьеры прагматизма, скептицизма и негативизма, становятся компонентами обыденного сознания. Хорошо известны произведения литературы, живописи, скульптуры, музыки т. д., сыгравшие заметную роль в формировании общечеловеческого менталитета. В нашу эпоху стремительного совершенствования информационных технологий и повышения образованности населения влияние искусства еще более возрастает.  В данном разделе мы рассмотрим только одно связанное со сферой художественного сознания явление - эпатаж, т. е.  стремление поражать, удивлять и скандализировать необычным поведением.
  Сначала нужно охарактеризовать эпатаж с общей позиции его мотивации, поскольку он связан отнюдь не только со сферой искусства и литературы.
……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………
............................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Родоначальник футуризма Т. Маринетти провозглашал в 1909 году в "Первом манифесте футуризма":

"1. Да здравствует риск, дерзость и неукротимая энергия!

2. Смелость, отвага и бунт – вот что воспеваем мы в своих стихах.

3. Старая литература воспевала леность мысли, восторги и бездействие. А вот мы воспеваем наглый напор, горячечный бред, строевой шаг, опасный прыжок, оплеуху и мордобой.

4. Мы говорим: наш прекрасный мир стал еще прекраснее – теперь в нем есть скорость. Под багажником гоночного автомобиля змеятся выхлопные трубы и изрыгают огонь. Его рев похож на пулеметную очередь, и по красоте с ним не сравнится никакая Ника Самофракийская.

5. Мы воспеваем человека за баранкой: руль насквозь пронзает Землю, и она несется по круговой орбите.

6. Пусть поэт жарит напропалую, пусть гремит его голос и будит первозданные стихии.

7. Нет ничего прекраснее борьбы. Без наглости нет шедевров. Поэзия наголову разобьет темные силы и подчинит их человеку.

8. Мы стоим на обрыве столетий!.. Так чего же ради оглядываться назад? Ведь мы вот-вот прорубим окно прямо в таинственный мир Невозможного! Нет теперь ни Времени, ни Пространства. Мы живем уже в вечности, ведь в нашем мире царит одна только скорость.

9. Да здравствует война – только она может очистить мир. Да здравствует вооружение, любовь к Родине, разрушительная сила анархизма, высокие Идеалы уничтожения всего и вся! Долой женщин!

10. Мы вдребезги разнесем все музеи, библиотеки. Долой мораль, трусливых соглашателей и подлых обывателей!

11. Мы будем воспевать рабочий шум, радостный гул и бунтарский рев толпы; пеструю разноголосицу революционного вихря в наших столицах; ночное гудение в портах и на верфях под слепящим светом электрических лун. Пусть прожорливые пасти вокзалов заглатывают чадящих змей. Пусть заводы привязаны к облакам за ниточки вырывающегося из их труб дыма. Пусть мосты гимнастическим броском перекинутся через ослепительно сверкающую гладь рек. Пусть пройдохи-пароходы обнюхивают горизонт. Пусть широкогрудые паровозы, эти стальные кони в сбруе из труб, пляшут и пыхтят от нетерпения на рельсах. Пусть аэропланы скользят по небу, а рев винтов сливается с плеском знамен и рукоплесканиями восторженной толпы."
На отечественных просторах эпатаж появился под влиянием творчеством французских поэтов – символистов и пышно расцвел в благоприятной атмосфере мировоззренческих, идеологических и эстетических поисков начала ХХ века.  Всяческое ниспровержение  стало для российских символистов, футуристов, имаженистов, акмеистов и т. д. прямым благословением и призывом к как можно большей задиристости и фрондерству. Эпатаж стал для них просто рабочей техникой. Можно вспомнить В.Маяковского, А.Белого, Д. Бурлюка, А. Крученых, С.Черного, В.Хлебникова и многих других.
  Один из королей эпатажа И. Северянин писал:
 
Отныне плащ мой фиолетов,
Берета бархат в серебре:
Я избран королем поэтов
На зависть нудной мошкаре.
Меня не любят корифеи –
Им неудобен мой талант:
Им изменили лесофеи
И больше не плетут гирлянд.
Лишь мне восторг и поклоненье
И славы пряный фимиам,
Моим – любовь и песнопенья! –
Недосягаемым стихам.
Я так велик и так уверен
В себе, настолько убежден,
Что всех прощу и каждой вере
Отдам почтительный поклон.
В душе – порывистых приветов
Неисчислимое число.
Я избран королем поэтов. –
Да будет подданным светло!
 
  Даже сладкозвучный К.Бальмонт мог написать: 
 
Я ненавижу человечество,
Я от него бегу, спеша,
Мое единое отечество –
Моя пустынная душа.

 Но через несколько лет советской власти сталинская цензура, как известно, стала пресекать не то что какой – либо протест и вызов, но и любое расхождение с партийным официозом. «Эпатаж» стал термином для характеристики растленной буржуазной морали, тем не менее нельзя сказать, что он абсолютно исчез из советской действительности.  Его заметные элементы просматриваются в хрипловатости голоса Утесова, слащаво – причудливой манере Вертинского, народно - похмельной окраске пения Руслановой. Все это вполне улавливалось обыденным сознанием, «ложилось на сердце», но было ниже того порога, за которым начинается ощущение вызова как общественного настроения.
……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….
  Ну, а как в наши дни обстоят дела с эпатажем в области литературы? Во времена И.Северянина, В.Хлебникова и А.Крученых он в России был явно на передовых позициях. Сейчас все существенно изменилось и наивное самохвальство в стиле начала ХХ века может сегодня вызвать только пренебрежительную усмешку. Оригинальными мыслями и сюжетами в наш век идеологического плюрализма удивить также непросто: можно высмеивать любые теории - это будет любопытно, но скандального эффекта не произведет
  И все же золотая жила нашлась - сексуальные откровенности, изложенные языком нецензурной лексики. Сам по себе эротический натурализм отнюдь не нов, поскольку содержится уже в литературном наследии маркиза де Сада, который все же пользовался вполне литературным языком. Но вот в ХХ веке в мировой литературе      нашлись пионеры «отбрасывания предрассудков», вроде французского автора Ж. Жене, что вдохновило наших буревестников революции Э. Лимонова, В. Ерофеева и некоторых других на то, чтобы  отряхнуть прах литературной лексики со своих ног. Северянин и Хлебников могли бы умереть от зависти. Только вот что же останется делать следующему поколению эпатажников – разве что помещать свои снимки, сделанные во время полового акта или отправления естественных надобностей ?

 

№.1, 2012

Трухин Игорь
                                       
САД  ЧУДЕС  НАЦИОНАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ.

     
Наверное, будущим историкам покажется весьма странной   картина   украинской национальной идеологии  начала ХХІ века,  т. е  того, что  наблюдается  в наши  дни.   
С отдаленной позиции, очевидно, все будет  выглядеть приблизительно так.  В силу обстоятельств  Украина обрела независимость, на которую еще  десять лет до того вряд ли кто-нибудь мог реально рассчитывать.  Получив такой царский подарок судьбы, граждане свободной страны, должны были бы направить все усилия на   сохранение  этого статуса и построение того счастливого  будущего, которое теперь полностью находится  в их собственных руках.   За-бота о будущем,  если стоять на позиции здравого смысла, имеет  несомненный и бесспорный приоритет над всеми прочими соображениями.
На пути этого будущего, к счастью, нет препятствий, требующих кровавой борьбы и  жертвенных усилий. Нет серьезных территориальных раздоров или, скажем,  того катастрофического  раскола общества, который  образовался  в  России…  Но почему-то  с первых же дней независимости наиболее заметным  явлением идеологической и   политической жизни  Украины стало  острое и наступательно критическое отношение к своему важнейшему соседу  – Рос-сии, основанное на  якобы  резко отрицательной роли последней в исторической судьбе Украины. Оно превратилось в системную и энергетически насыщенную доктрину, в  результате чего  светлые перспективы независимого государства постепенно  начали  обрастать различными проблемами.
«Но ведь разве можно забыть прошлое! – воскликнут те, кто  поддерживает данную идеологию. – В нем накопилось столько  обид и оправданных претензий!  Неужели можно  это   отбросить?»
Все зависит от избранных приоритетов. Если действительно  думать о перспективе,   существует только один путь: оставить горькие эпизоды  будущим, более объективным историкам и начать от-ношения с чистой страницы.  В прошлом, действительно, было не-мало  столкновений интересов,  драматических и трагических событий, но это были другие времена и другие люди. Прошлое никогда не забудется, и из него извлечены уроки. Сейчас главное –  не создавать новых  препятствий.            
К сожалению,  существует немало граждан Украины  с какими – то  иными приоритетами. Их выражает  влиятельная прослойка украинского  общества, для которой, как это выглядит, важнее всего показать, что Россия  всегда была врагом Украины и остается им. На это направляются усилия и  жар души многочисленных историков, филологов, писателей и журналистов, так что у СМИ «національно свідомого» направления  все  это приобрело характер сверхцели.
Стало как бы  непререкаемой истиной положение, что Россия вынашивает планы  новой  «колонизации» Украины, хотя никаких подобных заявлений с ее стороны никогда не было.  Довольно быстро  вошла в широкий обиход  лексика, представленная, например,  таки-ми выражениями, как «оккупанты», «порабощение», «колониальные времена», «зросійщення», «имперские интересы» и т. д., которая считается  отражением  наконец-то добытой  исторической правды. Враждебное отношение к России получило статус некоего обязательного минимума украинского патриотизма. Разумеется, нашлись и рыцари  русофобской страсти, прославившиеся, например, переименованием во Львове улиц им. Пушкина и Лермонтова. Короче говоря, закрепился совершенно недвусмысленный  образ врага, так что се-верный сосед воспринимается «сознательными» украинцами  только в этом смысле.
Перед взором творцов национальной идеологии открылись сверкающие высоты новых ценностей, возникших на месте поверженных заблуждений, особенно таких, как  интернационализм и дружба народов. Слово «национальный» стало  более священным,  чем когда-то  «классовый» и «пролетарский». Появились авторитетные афоризмы, вроде: «У государств нет друзей – есть только интересы», подкрепившие  фундамент новой идеологии. Вся прошлая трактовка восточнославянской истории, разумеется, была  с презрением отброшена  как идеологическое оружие оккупантов. Сразу стало понятно, что великая правда камня на камне не оставляет  от злонамеренной и чудовищной имперской лжи – ведь на самом деле все   в  этой истории обстояло прямо противоположным образом.    
.................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
.................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
Итак, попытаемся ответить на вопрос, какими же приоритетами руководствуются пламенные националисты – авторы идеологии с использованием легенд русофобского содержания. Трудно увидеть что – либо другое, кроме стремления к мести путем создания отрицательного образа соседнего государства. Но понимают ли они, что это не поможет построению благополучного будущего, особенно присоединению к европейским структурам? Европа не спешит связываться с теми, кто может втянуть ее в военный конфликт, и это не может не доходить до сознания политиков. Остается сделать вывод, что на-званный выше приоритет обладает чрезвычайной важностью, позволяющей отодвигать на второй план все прочие соображения. Таковы, выходит, странности человеческой психологии.
Предположим, что подобная реакция на прошлое крайне необходима для национального сознания. Но, может быть, выразив все обиды и претензии, следует, наконец, успокоиться и сосредоточиться на проблемах будущего? Оказывается, с ходом времени это становится все труднее сделать, поскольку события развиваются по законам жанра. Накапливаются взаимные уколы, резкости, обвинения, все более разрабатываются вышеуказанные легенды, так что образ врага становится все более черным и бесспорным. Все политические акции соседа трактуются только в свете несомненных враждебных намерений. Если он, скажем, отказывается взимать штраф за недобор газа, никто из «сознательных» политиков не спешит отметить это как дружественный и гуманный акт. Нет, за этим, конечно же, стоят какие – то коварные замыслы. Пишутся тенденциозные произведения, выпускаются соответствующие учебники, воспитываются «сознательные» граждане – будущие бойцы. Закон жанра таков, что конфликт легко начать, но трудно прекратить. С ходом времени борьба становится смыслом жизни, и вопрос о ее целесообразности уже просто не приходит в голову. Так не лучше ли вовремя остановиться?
Грустно наблюдать, как Украина делает себе врага своими руками и фактически на пустом месте. Очевидно, в будущих учениках социологии это станет ярким примером того, как можно создавать проблемы из ничего.

 

 


Copyright MyCorp © 2019