Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Вторник, 19.03.2019, 16:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Литературный журнал "РЕНЕССАНС"
Главная | Регистрация | Вход
Продолжение знакомства 2011


№1-2011
 

Евгения Бильченко
КАВКАЗ

Сияет икона радужкой золотой.
Молись на нее, не думай, как ляжет карта;
И падают книги: Лермонтов и Толстой, –
Как трупы солдат с плацдарма советской парты.

Вой демонов из ущелья зовет в намаз:
Пройди бы весь хаос с бомбами и огнями!
Но ты – не Орфей и даже не Фантомас,
И в этой игре F6 нас не сохраняет.

Но снова гремят парады под красный снег,
И договор составляется на бумаге…
Когда погибает крохотный человек, –
Что толку от рассуждений об общем благе?
 
               ***
 
Владимир Федоров
НАПЕРЕКОР СМЕРТИ

Физическая смерть
                     не может лишь одно:
Остановить любовь людей,
                    укрытою в конверте.
Сто с лишним тысяч писем
                    Шукшину пришло
По адресу его, но –
                              после смерти.

            ***

ДОЧЬ ДАНТЕСА

Дочурка русский изучив язык,
Читает Пушкина в оригинале.
Он чародеем в сердце ей проник,
И хочется, чтоб все об этом знали.

Она к знакомым радостно спешит,
Чтоб новостью заветной поделиться.
И вдруг – в ответ ей кто-то говорит:
«Ведь твой родной отец – его убийца…»

покинут дом. Скитаний круговерть
с надломом совести недолго длится.
И вот финал: дитя встречает смерть
В стенах психиатрической больницы.

Не вынесла позора тяжкий вес,
Своим родным не написав ни строчки:
За Пушкина наказан был Дантес
Презрением и смертью милой дочки.

           ***

Марина Попова
ОСИПУ МАНДЕЛЬШТАМУ

Стеклянный купол, лязг и грохот,
Боков стальная чешуя,
машинный визг и лай, и рокот,
где как пигмей и карлик я.

И в ореоле из металла
стекает с прутьев что-то… кровь
Грядет под купола вокзала
двадцатый век – кошмаров новь!

А я – сторонний наблюдатель,
зачем сюда я занесен?
Культуры древней обожатель
в нелепый век силком вкраплен.

Предчувствую: по мне проедет
он металлическим катком,
и полной надо мной победе
зааплодирует профком.

Я распластаюсь – и не будет, –
зароют где-нибудь в глуши,
одна из миллионов судеб
и крик загубленной души.

Какую жатву век грядущий
сберет безжалостным серпом!
Не дастся многим хлеб насущный,
Утрачен будет отчий дом,

а молотом – по наковальням,
по головам, по куполам!
К машине – лапотного Ваню,
хлеб – с затирухой пополам.

Пойдут в безумье брат на брата,
и сын отца дерзнет предать.
Средь башен – белая палата,
маньяки будут управлять.

И как густая паутина,
опутают сознанье ложь
и воля полуосетина,
что лишь с бичом народов схож.

И в пустоту столкнут нас строем
с веселой песней на устах.
Не будет среди нас героев,
и главным чувством станет страх…

как звонки мелкие тарелки!
Полётен труб блестящих глас.
На циферблате дремлют стрелки.
Мой поезд прибыл в самый раз.

            * * *

Галина Данильева
АЛКОНОСТЪ

Птицу печали кормила с ладони,
Был разговор прям и прост:
«В поле чужом — мои белые кони,
Птица-печаль Алконостъ?»
Не отвечает мне птица печали,
Вот уж ладони в крови.
Кто-то стоит у меня за плечами
И заставляет: «Корми!»
Я говорю: «Дорогая, не жалко —
Терпкого выпей вина,
Только скажи — отчего сердцу жарко?
Это беда иль вина?»
Нету ответа. Клюет, как клевала.
Хочется крикнуть: «Постой!»
«Стерпишь — Марина твоя напевала
И под доской».

            ***

№ 2-2011
 
Оксана Ламонова

Слишком трудно искать ответ,
Повторяешь: «Потом, потом…»
От окна остается свет,
Даже если разрушен дом.
Повторяешь: «Потом, потом»,
Заклинаешь и гонишь страх…
Даже если разрушен дом,
И стена обратилась в прах.

           * * *
Молиться, так с азов,
Без слов, а только с нот.
То жалоба, то зов –
Который призовет.
И если все подвох –
Орган и витражи,
Ответ – небесный вздох,
Коснувшийся души.
         ***

Игорь Бурнашов

В этом тесном коридоре храма
Продавцы и попрошайки в ряд;
Прихожане злые, как собаки,
На меня оскалившись глядят.
Словно знают, как я чужд их миру,
Их толпе неистово-хмельной...
Лишь старик с иконы потемневшей
Незаметно мне махнул рукой.

         * * *

Есть много милого в отравах
И тонкой музыке падений, -
В отраве слов, отраве взглядов,
Отраве соприкосновений.

В коротких сумасшедших встречах,
Перемещеньи всех понятий;
Игре свиданий и разлуки,
И страстной тщетности объятий.

И чудно в сладком утомленьи
Глядеть на звездные развалы
И видеть в их рисунке бледном
Чужые сны, столетья, страны.

И знать, что завтра вновь закружишь
В волнах отравы и падений, -
В отраве слов, отраве взглядов,
Отраве соприкосновений.
 
         ***

Андрей Коровин

ПРОЛИТОЕ СОЛНЦЕ

и бабочка и даже стрекоза
в наручниках идущая по трапу
вся перед Богом чистая слеза
которую пустили по этапу
а то что не распахнуто окно
и лампочка как снег под сердцем жжется
всего лишь оправдание одно
что Бог распят и в руки не дается

словарь души как день перечеркну
и буквы разбегутся как японцы
но ангелы уходят на войну
горячую как пролитое солнце.
 
       ***

№ 3-2011

Сергей Нежинский

Запой три дня.
Дрожит в припадке Южный.
Пес лижет снег. Забор лежит с цингой
Как явно тут смыкается окружность
Глухих времен над самой головой.
Тут грек зарыт.
Тут бег эпох нарушен.
Разрушен взгляд и предрешен исход.
И ветер лист оторванный, как душу,
Через несущее неслышимо несет.

                  * * *
Чад гулких туч в небесном срубе.
Душа напугана дождем.
В заборах вышиблены зубы
То ли жульем, то ли сентябрем,
И дерева со всей округи
Идут топиться в водоем…
Висит журавль, прибитый к небу…

Нет больше Бога в ширпотребе!
Оглохло Сердце.
Лист пустой.
Какой же выпадет мне жребий
Из рук эпохи грозовой?!

              ***
Александр Букатый

…Поэзия – волшебная страна.
Здесь можно галактической принцессе
Сказать «Люблю» – и верная жена,
На зависть всем, кто ездит в «мерседесе»,

Она тебе и будет... Можно здесь
Стрелою мчаться сквозь простор и время
В прекрасный рай... Всего не перечесть.
А можно – словно тягостное бремя.

Как тюк свинца - взвалить вдруг на себя.
Тянуть баржу, как бурлаки на Волге...
Зачем? Быть может, строчки теребя
И провожая звёзды взглядом долгим,

И те, кто постарался сделать век
Похожим на какую-то помойку...
И ты – поможешь им? Ты, человек?
Зачем? Не оседлать ли птицу-тройку,

И, крикнув во весь голос: «Расступись!»
Послать их всех куда-нибудь подальше...
Но – слишком уж слова переплелись.
Служенье муз – оно не терпит фальши,

Хоть так сфальшивить хочется в тот миг,
Когда – невероятная усталость...
Однако подними свой парус, бриг,
Бей, барабан – что там ещё осталось? –

Ты сам себе и клоун и король.
И где-то она есть уже, на марше,
Твоя ещё не сыгранная роль,
Что Гамлетов и Лиров будет краше...

                            ***
Игорь Годенков
МОЯ СТРАНА


Моя страна распятая на плахе
Предательством зарвавшихся глупцов,
Не вечно жить тебе в нужде и страхе.
И в стыдной тяжести навешенных оков.

Да, предали тебя, тебя продали,
Серебренники жадно получив,
Не нехристи заокеанских далей –
Свои тебя распяли палачи!

Но, видит Бог, не все учли иуды.
И эта плаха – твой Голгофский крест.
И очень скоро день настанет Судный,
Несущий правосудие – не месть.

Воскреснешь ты, явив бессмертье Духа,
Из рваных ран вколоченных гвоздей…
Ну а пока, пока ты стонешь глухо,
И с каждым днем боль в теле все сильней.

                  ***
Лариса Пастух

Откуда приходит музыка?
Звучит, превращая нас.
Сегодня она из ландыша,
Из юных влюбленных глаз.

Вчера из травы зеленой
Вдруг выпорхнула, как всплеск,
Неведомый звук и нежность,
И эхо, и луг, и лес.

Но, может, цвету звучали
И пели под ветром мхи?
И где-то там, за горами
Кто-то пропел стихи?

Или волна запела.
И звук, за волной волна
Вдруг прозвучал в капели?
Или поет тишина?

Не знаю. А, может, росинка
Блеснула в ладони листка.
И музыка зазвучала
Загадочна и звонка?

           ***

У НАС В ГОСТЯХ ЖУРНАЛ «НИВА»

Владимир Гундарев

ОТКРОВЕНИЯ


Держусь от власти в стороне:
Власть для богатых — не по мне.
Но и она день ото дня
Сильней косится на меня.

           * * *
Я быть богатым не хочу —
Мне этот груз не по плечу.
Иметь достаток не мешало б, —
Но и его не получу.

         * * *
Как клянчит нищий - неудачник,
Так я на это же горазд —
От государства жду подачки,
Ну а оно мне: "Бог подаст”.

       * * *
Россией правят либералы.
Сказать точнее — обиралы.
И торжествует алчный нрав,
Народ до нитки обобрав.

      ***

ЗАМУТНЁННЫЙ РОДНИК

Я хожу темнее тучи,
А душа горит огнём:
Наш "великий и могучий”
Непонятней с каждым днём.
Зрю: на полосе газетной
(То же говорит экран)
"Толерантный”, "транспарентный” –
Может, это парень с репой?
И при чём тут Талейран?
Журналистов рать ретиво
Сей использует момент:
"Как же быть без креатива? –
Без него контента нет”.
Зря алмазы слов когда-то
Собирал в лукошко Даль:
Вытеснил их модератор
И, простите, мундиаль.
Если из бутылки бренди
Не отпить хотя бы треть,
То от бренда можно сбрендить,
А от тренда – затрындеть.
Выдаст менеджер лобастый
С мониторингом подсчёт:
Сколько "баксов” за год Басков
(Или "басков” Коля Баксов?)
Из "Шарманки” извлечёт.
А на вывески взгляните:
Супермаркеты кругом,
"Гранды”, "Плазы”, "Меги”, "Сити”–
Будто Лондон за окном.
Перед взором всё померкло:
Что за сленг теперь у нас?
Я от кастинга с ремейком
В транш впадаю… Или в транс?
Всюду лизинг стал желанным,
Драйвер прёт, что спасу нет:
"Айналайын, что с он-лайном?
Где же наш мент Алитет?”
Речь – родник, святыня, слава,
То, чем жив любой народ.
Но не сточная канава
И не мусоропровод.

        ***

Римма Артемьева

Володе


Когда есть свет - неразличима тьма.
И он привычен, словно мир иль воздух.
Когда есть дом - не охладит зима
тепла ладоней, и, согретых возле,
сердец и душ: родных, друзей, чужих.
Но если вдруг, как время, свет растает,
Поймешь, что значил он, пока был жив.
И как его до боли не хватает…

           * * *

сжимается время, сжимается время
пространство мирами, не жизнями меря,

а с каждой секундой несутся в эфир
словесного мусора сонмы, не рифм.

и, стиснув гармоний звучание в стон,
забудет Земля о названии нот,

не вспомнит Божественную партитуру,
орбиту свернет по другому маршруту.

в планету и в космос вгрызается червь,
и может спасти только чистая речь…

          ***
Петр Вотинцев

Я НЕ ОДИН


Я не один. Нас слишком много стало
Без средств к существованию, хоть плачь,
Озлобленных, обиженных, усталых
От каждодневных бед и неудач.
Кто виноват? — Никто не скажет верно.
Так было вечно, будет так и впредь.
О, солнце, почему одновременно
Не можешь ты людей всех обогреть?

       * * *

О как мы любезны, о как мы нежны
Бываем, когда мы друг другу нужны.
А если взаимный уснёт интерес,
Проснётся в нас дьявол, проснётся в нас бес.

       ***

№ 4-2011

Юлия Булаховская

Прибой горючих слёз,
Что их никто не видит.
Прибой моих обид,
Что сердце ненавидит.
Прибой моей мечты,
Что в жизни не сбылась;
Прибой пустой любви,
Что тихо улеглась.

       ***


 «ОСЕННЯЯ ПЕСНЯ»

Холодный ветер «гонит» голубей,
Ломает ветер старые деревья
И «гонит» их, как и цыган, скорей –
Искать на зиму новые кочевья.
И листья падают, без горя и без сил,

В чужую землю – вечный их настил.
Я не лечу и мыслями домой
И не гашу осеннюю тревогу:
Ведь дома нет, как нет земли родной,
А только сборы в дальнюю дорогу…

                    ***

А.В. Сердюк

Не сердись на сына, Украина,
Не ругай полуденной грозой.
Вот и вновь твоё лицо умыла
Туча пресной дождевой слезой.

Дом не пуст – когда в сердцах не пусто –
Если души прожиты не все.
Знаешь, мать, мне за тебя не грустно:
Ты душой ровесница весне.

Знаешь, мать, что мысли к грусти клонит:
Снилось этой ночью, словно я
Лёг на вспаханной твоей ладони,
А проснулся на чужих полях.
      
                  ***

Виктор Хатяновский


Сдув пыль с нательного креста,
Мечтаешь ты сыграть – Христа?!
Опомнись! Ты в анфас и в профиль –
Готовый к бою Мефистофель.

Угомонись! Встряхнись! Без пауз
Вновь над тобой горланит Фауст.
Твоим притворным клятвам рада,
Комедиант - роль Герострата.

Тартюф, Нерон, Шпигельский, Квази...
Как много в жизни яркой мрази!
Зачем тебе, сдув пыль с креста,
Играть – распятого Христа?!
                                                                          
                       ***
Сегодня вновь, как тридцать лет назад,
Мы будем петь дурными голосами
Про  чёрный снег и про вишнёвый сад,
Про города, разграбленные нами;
Про то как сброд  зажравшихся господ
Златым тельцом раздавлен и разрушен;
Про то, что русский коренной народ
Своей стране давно уже не нужен.

                      ***



Copyright MyCorp © 2019