Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Воскресенье, 22.09.2019, 13:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Литературный журнал "РЕНЕССАНС"
Главная | Регистрация | Вход
К Победе


 
 
 

№2 - 2014

Борис Музыкант

У ОБЕЛИСКА

Может быть, покажется и странным,
Может, кто вполне и не поймет:
Ходит к обелиску Николавна,
Летом и зимой цветы кладет!
Ходит мать-старушка, понимая,
Что неведомы пути войны.
Ходит сорок лет уже, не зная,
Где ее сыны погребены.
И надежда теплится, что кто-то,
Как она, в неведомых краях,
Вдруг проявит нежную заботу
О ее солдатах-сыновьях!
Как она, к граниту с именами
Подойдет, в душе войну кляня,
И, украсив алыми цветами,
Постоит у Вечного огня!
Сколько лет, а все мокра подушка
По ночам от сердца маяты,
И приходит снова мать-старушка
К обелиску возложить цветы!

Вера Артамонова

* * *
Світе мій, у сірій свиті
З хмар осінніх, що пливуть,
Ой, хотіли ж хлопці жити,
Все на світі осягнуть.
Ой, хотіли та летіли
Швидше вітру і коня,
І клювало біле тіло
Чорне хиже вороння.
Знов про те, але не треба
Стільки смутку і жури.
Хвиля з моря, хмари з неба
Та з – за обрію вітри.
Не вернулися із війська…
У зажурі я стою
Біля цього обеліска
У кленовому гаю.

 

Владимир Черепков

СУДНЫЙ ДЕНЬ

О, какими были б мы счастливыми,
Если б нас убили на войне.
А. МЕЖИРОВ

Когда в отчизне – беспредел,
Когда друг другу яму роем,
Труд остаётся не у дел –
Прохвост становится героем.
Бог, если каждому судья,
Рассудит, как и чем мы живы,
И не с ума ли мы сойдя
Рванулись в сторону наживы?
Но и до Страшного суда,
Хоть не из тех, чья хата скраю,
Я и без пекла со стыда
У Вечного огня сгораю.

СПРОСИ, СТРАНА!

Поредели ряды обелисков.
Я к тебе обращаюсь, страна,
Неужели далеким и близким
Даже память уже не нужна?
Может рано, но я беспокоюсь,
Чтобы Вечный огонь не погас...
Нет пока что лимитов на совесть,
Но уже есть лимиты на газ.
Мне и стыдно бывает, и страшно!
Погасили фашизма пожар,
А награды живущих и павших
Их же дети несут на базар.
Президент и Премьер, поглядите,
Разбудите и совесть, и честь:
Не бездельник, не бомж –
Победитель
Ищет в мусоре что-то поесть...
В день вчерашний уже не вернуться,
Но спроси ветеранов, страна,
Сколько их возвратилось бы
в юность,
Даже зная, что ждет их война?

ОБЕЛИСК

Народа тьма у обелиска:
Ни стать, ни яблоку упасть.
Солдат, для всех родной и близкий,
Из бронзы, молодым под стать,
Опять в атаку рвется грозно...
И запугать ли наш народ,
Когда из мрамора и бронзы
И мертвые идут вперед?!

И. Шипицына

А КОЛЕСИКИ СКРИПЕЛИ

Киевлянам – участникам ВОВ

О войне всё время пели
И стреляли (правда, в тире!),
А колесики скрипели,
Об асфальт стучали гири:
Человек, седой и рослый,
На руках передвигался:
Половиной роста просто
На войне лежать остался.
Не на всех нашлись трофеи,
Слава, должность, ордена –
Он же, роста не имея,
Спился с горя… Эх, война,
До чего ты, стерва, злая!!!
Ты народу – боль-беда,
Оттого в начале мая
Небо плачет… Так всегда.
О войне мы много пели
И за мир боролись в мире,
А колесики скрипели,
Об асфальт стучали гири…

 
№2 - 2013
 
ПОБЕДЕ
 
Юлия Колесникова
 
РУИНА
 
Моя душа – что выжженная роща
(Ни птицы в ней, ни травы не поют) –
Не веселится, не грустит, не ропщет,
Не вьет в другой душе себе приют.
Ее глумливо на кресте распяли,
Все хрупкие опоры сокрушив.
Потухли звезды, провалились дали,
На помощь храбрый всадник не спешит.
Лишь воронье кружит над пепелищем
Да с колокольни дальней льется плач,
Да одичавший пес, голодный, рыщет,
Да вытирает пот со лба палач…
 
Ирина Карпинос
 
                     * * *
... А в этой захлебнувшейся стране
Поэтов, пьяни, зеков и пророков,
Где утонула истинна в вине
И просочилась черной кровью в строках,
Где у мужчин безверие в глазах,
Где девочки смеются очень резко,
Где Бога нет давно на небесах,
Лишь престарелые божки на фресках...
Да, в этой взбаламученной стране,
Которая сама себя избила,
Где любят выяснять, по чьей вине
Нет мира и всегда готовы вилы,
Где вымысел с действительностью слит,
Где любят лишь на ложе у Прокруста;
Где пишется история навзрыд
И мало значат собственные чувства,
Где самый чистый человек – дурак,
Где к ближнему добры лишь потаскухи,
Где лучший дом для гения – барак,
Где в сорок лет все женщины – старухи,
Где Маргариты ведьмами слывут,
А Мастер пишет в сумасшедшем доме,
Где сказка стала пылью наяву,
Где весь народ мечтает о погроме,
Вокруг Татьяны Ларины кутят,
Алеши Карамазовы буянят,
А кто-то из служивых невпопад
Кричит, что он сошел с ума в Афгане...
Да, в этой заблудившейся стране
Не отличить преданий от страданий,
Как будто все мы жили на войне,
И поле брани – место для свиданий...
 
М. Смирнов
ЗАКЛЕЙМИТЬ НАВЕК ПОЗОРОМ
 
Это что там за толпа?
В Киев прибыла УПА.
Вот идет, нахмурив брови,
С кулаками наготове
Полицаев бывших сброд.
Помнит их дела народ!
Как бойцам стреляли в спину,
Защищавшим Украину
От фашистских злобных орд!
Помнит зверства их народ!
Как людей в гурты сгоняли
И расправы учиняли!
Помнит банду не одну:
И «СС Галычину»,
И молодчиков Бандеры.
Но хотели б изуверы
Правду ложью обернуть,
И народ свой обмануть.
Чтоб разбойничье их войске
Прославляли за геройство
На виду у всей страны,
Словно нет на них вины.
Чтобы в честь их президенты
Воздвигали монументы
И давали ордена,
Угождая им сполна.
Кое-кто им рад. И все же
Надо с ними быть построже,
Гневным словом осадить
И по праву осудить!
Пронизав их острым взором,
Заклеймить навек позором!
Не простит народ им зла,
Их кровавые дела!
 
 
№ 2 - 2012 год

Юнна Мориц

Мы?.. Гитлеру?.. Равны?..
Да он – родной ваш папа!
Теперь вы влюблены
В культурный слой гестапо.
Теперь у вас в мозгу
Такой завелся счетчик,
Что должен вам деньгу
Убитый русский летчик,
И океан валют,
Собрав по мелочишке,
Убитые пришлют
Вам русские мальчишки.

Мы Гитлеру равны?..
Да он – родной ваш папа!
Теперь вы влюблены
В культурный слой гестапо.
И нам диктует рать
Гестаповских талантов,
Как надо презирать
Российских дилетантов,
Как надо умирать
На гитлеровской бойне,
Спасая вашу рать,
Чтоб ей жилось ковбойней, –
Как надо умирать
На той войне великой,
Спасая вашу рать
С ее к нам злобой дикой.

Мы Гитлеру равны?..
Да он – родной ваш папа!
Теперь вы влюблены
В культурный слой гестапо.
И в следующий раз
Мы спросим вас любезно:
Как драться нам железно
И умирать за вас,
Чтоб было вам полезно?
А мне, мерзавке, жаль,
Что гибли наши парни
За бешенную шваль
На русофобской псарне!

               ***


Лада Федоровская

БЕССМЕТНЫЙ МАРШ


И снова День Победы... Спозаранку
Доносит марш мотив свой роковой –
Какая-то безвестная славянка
Прощается с любимым иль судьбой.
Сегодня нет парадности привычной,
Потерянность царит, а не подъем.
Фронтовики в колонне горемычной
Как будто не на празднике своем.
Как будто так – неглавная подробность,
Не сила, как когда-то на войне –
По-мародерски карьеризм и подлость
Их победили в собственной стране.
В день, от наград окопных золотой,
Их наградили… килограммом манки.
Мне душу рвет «Прощание славянки» –
Униженности дух витает над толпой.
Тут что-то очень важное распято:
Присвоивши Победу, как барыш,
Вышагивает пошлость толстопято,
Как будто воровской глумливый шиш.
Да на виду, да во главе колонны!
Ее и трехдюймовкой не проймешь!
Я жмусь в тоске под красные знамена,
Чтоб унялась негодованья дрожь.
И пусть полотна эти огневые
Для снобов «исторически грубы»,
Грубы иль не грубы, зато – живые,
А прочие – не из моей судьбы.
Как ни беснуйся – знамя над рейхстагом
Оставило свой отсвет на века,
Освящено и подвигом, и прахом,
А те вон – нацсимволика пока.
Враз учрежденные бессильной силой
На гребне политической тщеты,
Они – не независимости символ,
А знак упадка, горя, нищеты.
Мне ненавистны прошлого тираны,
Новейшие противны хапуны,
Но мне болят, пусть и чужие, раны,
Терзает разворованность страны.
Зачем я здесь? Почти самоглумленье –
Глядеть в затылок прытким наглецам.
Но… есть святая верность поколенью
И нужное, как жизнь, доверие к отцам.
Сама природа не выносит фальши –
Цветок Победы, майская сирень,
Так не идет к прикидам пестрым вашим
И так к лицу солдатам в этот день!
С потертых снимков молодые деды
На нас с пытливой ласкою глядят…
Дамы же все, как есть, из Дня Победы,
Хоть и родились поздно для наград!
«Прощание славянки»… Есть такое,
Что свято помнит этот старый марш –
Бессрочны честь и мужество людское,
И краткосрочен низости шабаш.
Бессмертен подвиг – и вечна колонна,
И что б ни ждало – я за честь почту
Идти за ней, светло и неуклонно,
Хотя бы в замыкающем ряду.

                   ***

Владимир Черепков

Не предавай ни жизнь,
                              ни память,
Хотя иной сегодня стиль,
И раз целованное знамя
Не торопись сдавать в утиль,
И не садись в чужие сани,
Как ни манили б калачом...
Когда-то разберёмся сами,
И что почём,
и кто при чём.

              ***

Павел Баулин

В НОЧЬ НА 9 МАЯ


Звёзды на обелисках молчат отчаянно.
Звёзды в небе надменно молчат.
И утверждает ночное молчание
Луны восковая печать.

И я повторяю: Прошедшее близко!
Такие же ландыши робко цвели...
За этими звёздами – на обелисках –
Кремлёвские звёзды остались целы.

Лишь трогаю памяти клавиатуру,
как хлещет навстречу
горячий свинец.
И кто-то бросается на амбразуру.

Закрою глаза.
И увижу – отец.

                ***

Светлана Миргород-Ляшенко

БЕЗУМНЫХ ВОЕН ЖУРАВЛИ


Посвящается Александру Кускову

Сеул, Вьетнам, Термез, Афган –
Неполный список наших драм...
В госпиталях Узбекистан –
И стонет Родина от ран.
В тюльпанах чёрных «Двести» груз,
Изрыт могилами Союз,
И звёзды в траурной чадре,
Над Кандагаром и в Кремле.
Ах, газават, война «святая»,
Плывут, плывут над нами стаи
Всех не вернувшихся с полей
Безумных воен журавлей.
Летят журавлики Россией,
Над морем Чёрным, небом синим,
Над украинской белой хатой
В белёсых саванах-бушлатах.
И я над пропастью летаю,
Хочу догнать родную стаю.
Меня товарищи зовут
В последний вечности приют.

                 ***

Василий Помогайбин

ПОГИБШИМ НА ВОЙНЕ


Все дальше в прошлое уходят
События тех грозных дней.
И люди с горечью находят,
В них отзвуки судьбы своей.

Какими мерками измерить,
Судьбы печальный поворот.
Нам трудно в то сейчас поверить,
Что пережил в войну народ.

И голод, холод и невзгоды,
Разлуку страшных долгих дней.
И терпеливо ждали годы,
С войны сынов и дочерей.

Не все домой они вернулись,
Обняли жен и матерей.
Глаза навеки их закрылись,
Вдали от Родины своей.

Они лежат под небом синим.
Где шли бои, в краю чужом.
Уснули вы, сыны России,
На веки беспробудным сном.

Невеста – белая береза,
Всех обняла своей листвой.
Грустит в тиши, роняя слезы,
Храня молчанье и покой.
Евпатория

                ***

Олесь Підгорний

ЯК МАЛО ЩЕ СКАЗАНО СЛІВ

Як мало ще сказано слів
Про наших любимих... корів.
Тому то моє слово
Про милу нашу корову.


Війни чорна хмара тоді налягла.
Я підлітком був, ти доросла була.
Ми разом були в неволі
Орали в холоднім полі.

Навкруг поневолений край,
Над нами фашистський нагай,
А над тобою мій батіг –
Не бив би тебе, якби міг !

Ми Зорькою звали її,
Зорею рябою сім'ї,
Спасінням від голоду й бід.
Ми вдячні навіки тобі !

Хоч замість сіна у яслях солома,
Хоч від роботи валила втома
І холка збита ярмом була, –
Давала ти нам молоко, як могла.

Мовчала про долю гірку,
Лиш клала мені на щоку
Своє волохатеє вухо.
Твоє я дихання слухав.

Не могла ти про болі сказать,
Тільки бігла по шерсті сльоза.
Твої ясні коров'ячі очі
До сих пір мою душу точать.

Може мало тебе я любив?
Може зайве тебе я бив ?
Може й досі мені доріка
Кожен кухоль твого молока ?


               ***


№ 2 - 2011 год
 
Евгений Евтушенко
НАСЛЕДНИКИ СТАЛИНА

Безмолвствовал мрамор.
                        Безмолвно мерцало стекло.
Безмолвно стоял караул,
                        на ветру бронзовея.

А гроб чуть дымился.
                       Дыханье из гроба текло,
когда выносили его
                      из дверей Мавзолея.
Гроб медленно плыл,
                      задевая краями штыки.
Он тоже безмолвным был, 
         тоже! – 
                      но грозно безмолвным.
Угрюмо сжимая
                      набальзамированные кулаки,
в нем к щели 
                       глазами приник 
человек, притворившийся мертвым.
Хотел он запомнить всех тех,
                      кто его выносил –
рязанских и курских молоденьких
                      новобранцев,
чтоб как-нибудь после
                     набраться для вылазки сил
и встать из земли,
             и до них, неразумных, добраться,
Он что-то задумал.
                    Он лишь отдохнуть прикорнул.
И я обращаюсь
               к правительству нашему с просьбою:
удвоить,
               утроить у этой стены караул,
чтоб Сталин не встал
                   и со Сталиным – прошлое.
Мы сеяли честно.
                  Мы честно варили металл,
и честно шагали мы,
                   строясь в солдатские цепи.
А он нас боялся.
                   Он, верящий в цель, не считал,
что средства должны быть достойны цели.
Он был дальновиден.
                   В законах борьбы умудрен,
наследников многих
                   на шаре земном он оставил.
Мне чудится, будто поставлен в гробу телефон. 
Кому-то опять сообщает свои указания
                                                                 Сталин.
Куда еще тянется провод из гроба того? 
Нет, Сталин не сдался.
                    Считает он смерть поправимостью.
Мы вынесли
                         из Мавзолея
                                                 его.
Но как из наследников Сталина
                                               Сталина вынести?
Иные наследники розы в отставке стригут, 
а втайне считают, 
                                что временна эта отставка.
Иные 
          и Сталина даже ругают с трибун,
а сами
             ночами
                          тоскуют о времени старом.
Наследников Сталина, видно, сегодня не зря
хватают инфаркты.
                       Им, бывшим когда-то опорами,
не нравится время,
в котором пусты лагеря,
а залы, 
           где слушают люди стихи,
                                                    переполнены.
Велела не быть успокоенным Родина мне.
Пусть мне говорят: «Успокойся...» –
                         спокойным я быть не сумею.
Покуда наследники Сталина живы еще
                                                           на земле,
мне будет казаться,
                              что Сталин еще в Мавзолее.

***


Борис Олійник
ТУГА ПО НЕПОХОВАНИХ

– За що ж ми полягли
                              на цьому браннім полі? –
Очниці черепів допитують зеніт.
У відповідь ковил поворухнувся кволо.
І знову – тиша, важча за граніт.
Лягає, мов плита могильна,
                                              на неславу
Не відданих землі ще з голодів і війн.
І сходяться сюди опівніч, мов на кін,
Всі тіні непохованих во гріх державі,
Що й досі не звелась з колін.
Куди ж тепер спішиш, не поховавши воїв?
Європа ласо прагне до твоїх степів,
Але боїться нас, мов лютих градобоїв,
Здригаючись від сміху жовтих черепів.
Ти зупинись, Вкраїно!
                                І під тужні дзвони
Вгорни їх в рідну землю,
                               як до сповитка.
І відспівай усіх за предківським законом.
І стать Державою! 
                               …Європа почека.
 
***
СУРМИ СОВІСТІ

…І весело ж допродують лукаві
Минувшину святу. За півціни:
Зорю Героя і Солдатську Славу
Із медальйоном смертним старшини.
Скипає пам'ять від ганьби і болю...
І серед ночі, в сизім тумані,
З архангельською віщою трубою
Встає сурмач, убитий на війні.
Скликає тужно на Велику Раду
З усіх фронтів – полеглих од меча.
І шерхне шепіт над полками: «Зрада», –
І рветься крик із горла сурмача:
«За що ж ми, браття, голови зложили?
Невже за те, щоб ситі байстрюки
Пустили наші мощі і могили
Лабазникам нечистої руки?!»
Хіба минуле з молотка продати?
Хіба на честі приторгуєш честь?
У всі віки присяга у солдата
Однакова: «Вітчизна або — смерть!»
Коли ж солдатську ратницьку святиню
Виносиш під полою на базар, –
Ти право продаєш своєму сину
Тебе й Отчизну спродать, як товар.
В грядуще зри! Ти бачиш, як безжурно,
Діставши гаманці і гамани,
Рушник од неньки, дідову бандуру
Тобою ж вчені спродують сини?
Уже дістали булаву з-під лави;
Уже твій хрестик тичуть гендляру;
Затим вторгують на козацькій славі,
Потому пустять і саму Державу,
Як ти сьогодні – Батьківську Зорю

...Щоночі, на дванадцятім ударі,
Гримить сурмач у забуття сліпе:
«Коли минуле спродав на базарі,
Ти вже продав грядуще і себе!»
 
                ***

Владимир Сорокин

В село из плена прибыл мой отец.
Он потерял семью на Украине.
Взял замуж мать. Им было под венец
Нельзя идти. Отец мечтал о сыне.

И я родился в голод, в листопад.
Потом сестра, и мы живем на свете
Лишь потому, что пал за жизнь солдат
В семье российской – это каждый третий.
 
               ***

Борис Музыкант
ПОБЕДА

Все было: и смерти мгновенье,
И ярость святая в груди,
И холод, и голод, и мщенье,
И радость побед впереди!
Познав все лишенья и беды,
Мы прошлое помнить должны:
В нем алое знамя Победы,
Счастливое завтра страны!
             ***


А.Кузовлев
ВЕТЕРАНЫ, ВЕТЕРАНЫ!

Ветераны, ветераны,
Вы обмануты судьбой,
К непогоде ноют раны,
Непогода над страной.
То, за что вы воевали,
Все растаяло, как дым,
Вы позиции не сдали,
Сдали ваши же сыны.
А у побежденных вами
Вдруг вассалами все стали,
Над рейхстагом ваше знамя
Сбросили и изорвали.

           ***

Валерий Бессонов

Городок на реке. Утро летнего дня.
Это память опять догоняет меня.
Та, оставшаяся навсегда,
Где с войною сплетаются детства года.
Там где школа – воронка. Песок и вода.
Мост гремит и на запад идут поезда.
Паровоз затевает тоскливый гудок.
Те, с крестами на крышах, идут на восток.
Школу новую выстроят, время придет.
Сына мать в сентябре в первый класс поведет.
Эшелоны войны продолжают свой путь.
Их нельзя задержать и нельзя их вернуть.

                ***


Микола Губа

Дай мені, тату, могутньої сили,
Світу того, що пройшли ваші ноги,
Щоб і моє мудре слово косило
Шкідливих і зійшовши з дороги.
Дай мені твого могутнього гніву,
Твого вогню, запали і огуди,
Шкода, що зірвало вашу руку ліву.
Отого не треба мені, люди.
Дай мені, тату, твоєї тривоги,
За дітей, за матір, як ти піклувався,
Хай мені ляжуть твої мирні дороги,
А з військовими, щоб я не спізнався.
Ніколи уже не торкнутись до скроні,
Ніколи уже не побачу – лише уві сні,
Ніколи не брати твою праву долоню,
І голосу твого ніколи не чути мені.
               ***
 
№ 2 - 2010 год

К ПОБЕДЕ

Светлана Василенко

Там,
Где была Золотая Орда, –
Золотые стога,
Одинокое облако –
Над.
Там,
Где была Золотая Орда, –
Золотая арба
Раскаленного солнца.
А под –
Одинокое дерево.
Озеро.
Лошадь.
…И башкою отрубленной
Перекати-
Поле
Катается
По полю
Одиноко…
Там,
Где была Золотая Орда…

г.Капустин Яр
***

Владимир Черепков
ЮГОСЛАВИЯ,
Я ВЫБИРАЮ ТЕБЯ!

Не пасхальные свечи –
Ночные пожары.
Не от звезд
                        на Балканах –
От взрывов светло.
Мир, слегка отдохнув,
Кинул вновь на скрижали
Всей планеты добро
И вселенское зло.
Под огнем 
                       на колени
Не падают сербы –
Знать, сгорело
                      холуйство
В славянской душе!
…На Днепре под дождем
умываются вербы
и от злости рыбак
водку пьет в шалаше.
Мир волков и ягнят…
Фарисейство Пилата…
Братство душ и союз –
Это наша судьба!
Может, кто,
                   ради денег
И выберет НАТО,
Югославия,
                 я 
                  выбираю тебя!
***
Ветераны – на склоне кургана.
Вид у разных полян многолик,
Но, как кровь выступает на ранах,
Пробиваются звезды гвоздик…
А Победа все дальше и дальше,
Словно отзвуки Бородино,
И все чаще прощальные марши,
А победных не слышно давно.
***

М.Лебединский

Следы войны, осколки фронтовые!
Со мной вы вместе сорок лет,
Напоминаете про годы молодые, –
Тогда попал в меня осколочный букет.

Не верилось, что руки перебиты,
Что инвалидом стал навеки ты…
Жестокою войной были убиты
Надежды, планы, юности мечты.

Висела жизнь моя на волоске, –
Ее спасли тогда врачи, –
Остались шрамы на руке,
А в ней – судьбы своей ключи.

Как драгоценность ношу осколки эти
В костях и мышцах сорок лет,
Они родными стали мне, как дети,
Которых ничего дороже нет.

Осколки эти я теперь ценю,
Как ценят боевые ордена,
И очень бережно в себе храню
Следы, которые оставила война.
25.07.1981
***
Евгений Зозуля
ГДЕ ВАША ТРУБКА, СТАЛИН?

Страсть молодых дождей…
Зрелость осенних ливней…
Авторитет вождей?
Что может быть наивней?

Ставились на колени
Эры, века, эпохи…
Под улюлюканье черни
С папертей падали боги.

Горькая пыль развалин…
Разны судьбы кумиров…
Где ваша трубка, Сталин?
Где партбилет Якиров?

Выстрелом в Косиора
Вера моя убита.
25 лет террора!
Разве они забыты?

Что вы мне доказали
Стартами в Байконуре?
Где ваша трубка, Сталин?
Кто ее ныне курит?
***

Владислав Дорошенко
САЛЮТ

Салютовала пустота
Никчемных душ, напрасных жизней.
И громыхала глухота
Тотального идиотизма.

Рвались петарды тут и там,
Ракетами сшибая звезды.
И били битами в там-там
Новопрестольный отморозки.

Расстрелянная тишина
На стеклах окон обмирала.
Изрешеченная луна
В дрожащих лужах трепетала.

Кошачьи вопли, лай собак
Салютным возгласам вторили
Разбушевавшихся дебилов
Под канонадное «Ба-бах!».

В фонтанах магниевых брызг
Земля и небо догорали
Под общий занавес на бис
Пиротехнологов финала.

И не итоговой чертой –
Во тьме трассирующей пулей –
Времен суммировался рой,
Забившихся в пещерный улей.
***

В.Сидоренко
СОЛДАТ

Коли ще сплять земля і трави,
Коли і нас долають сни,
Сини великої держав

Copyright MyCorp © 2019